Баргузинский заповедник

Баргузинский заповедник не только первый претворенный в жизнь акт по охране природы Байкала, но и одно из первых научно-исследовательских учреждений на побережье. Роль Баргузинского заповедника в изучении природы озера очень заметна, об этом написано несколько специальных работ.

Первый заповедник на Байкале  гордость нашей заповедной системы, классический пример заповедника-эталона природы. В 1986 году ему исполнилось семьдесят лет. Волею исторических обстоятельств ему была дарована славная и почетная доля  стать родоначальником могучей системы государственных заповедников нашей страны, флагманом особо охраняемых природных территорий на побережье Байкала.

Учрежденный «навечно», он претерпел четырехкратное перекраивание границ, несчетное число смен в подчиненности и руководстве; испытал и страшнейший таежный пожар, едва не сгубивший его центральную усадьбу, и гибель в огне с великим трудом достроенного, великолепнейшего нового здания лаборатории и музея.

И несмотря на все эти тягчайшие испытания, он всегда был в авангарде борьбы за охрану природы Байкала, став одной из самых замечательных, широко известных в нашей стране и за рубежом заповедных территорий.

У кромки древней байкальской террасы белеет горстка домиков поселка Давше  центральной усадьбы заповедника. В одном из них после окончания института я начал трудовую жизнь. Из окон был виден Байкал. В тихие летние дни, когда море было спокойным, комнаты наполнялись запахами трав, земли, цветов, хвойной пыльцы. Осенью во время больших штормов в домик врывался мерный шум морского прибоя.

За спиной поселка начиналась кедрово-лиственничная тайга. Я увидел ее впервые в начале октября и до сих пор не могу привыкнуть к несравненным краскам байкальской осени, к поразительной колористической насыщенности золотисто-красными, оранжевыми и желтыми тонами.

С той поры, когда мне довелось в первый раз ступить на давшинский берег, прошло более тридцати лет, но мне кажется, что это было вчера  так отчетливо и полно, так ощутимо ясно вижу тот далекий, благословенный день.

И теперь ничто не доставляет большей отрады, чем путешествие к дорогим моему сердцу местам. Каждый год меня неодолимо тянет в живой и чудный мир заповедной природы. знакомство с которым останется, видно, одним из самых значительных событий моей жизни.